Artsalonspb.ru

Стиль и Здоровье
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Жена федерико феллини

История любви Федерико Феллини и Джульетты Мазины

23 марта умерла знаменитая итальянская актриса Джульетта Мазина. В 1943 году она стала женой и верным соратником великого режиссера Федерико Феллини. Когда Феллини тяжело заболел, Мазина тоже слегла. Они готовились отметить полвека своего супружества и творческого союза. Торжество намечалось на 30 октября 1993 года, но Феллини был уже тяжело болен и скончался 31-го. Мазина пережила его всего на четыре месяца. Все это время она угасала, почти не разговаривала… Мария Молчанова вспоминает историю любви гениального режиссера и талантливейшей актрисы.

Когда Италия хоронила Федерико Феллини, движение в Риме было остановлено. Все радио- и телестанции прекратили работу. Многотысячная толпа провожала траурный кортеж аплодисментами по дорогам Италии — от Рима до фамильного склепа семьи Феллини в маленьком приморском городке Римини. Там маэстро родился, там и был похоронен. Джульетта Мазина не скрывала слез. Она принимала соболезнования с известной всему миру улыбкой и взглядом, о котором сам маэстро говорил, что это взгляд потерявшейся собачки. Друзья утверждали, что все время после смерти Феллини Джульетта почти не разговаривала, лишь повторяла: «Без Федерико меня нет».

Федерико Феллини и Джульетта Мазина

Можно с полной уверенностью сказать, что Федерико без памяти влюбился в Джульетту потому, что она позволяла ему жить по придуманному им же сценарию. Она сразу поняла, что больше всего отвращает Федерико, — так называемая реальная жизнь с ее простыми и убогими проблемами. Итальянский композитор Нино Рота вспоминал, как однажды во время обеда Федерико заметил: «Помнишь, когда мы были в Австралии, Джульетта». Все прекрасно знали, что ни Феллини, ни Мазина никогда не были в Австралии. Но Мазина лишь скользнула взглядом вдоль стола и, улыбнувшись, закивала: «Да, милый, там были чудесные артишоки». Они вместе разыграли веселый спектакль жизни, превратили скучную реальность в одно большое приключение, где жизнь и кино постоянно меняются местами.

Федерико Феллини фотографирует Джульетту Мазину

Джулия Анна Мазина, более известная как Джульетта Мазина, родилась 22 февраля 1921 года в небольшом городке Сан-Джорджо ди Пьяно. Она была старшей из четырех детей в семье учительницы и служащего. Несмотря на то, что с детства Джулию привлекал театр, она выбрала музыкальное образование. Окончив школу, Мазина переезжает в Рим к тете, планирует стать пианисткой. Но позже девушка меняет свое решение и поступает в университет, где изучает современную литературу. Во время учебы Джульетта Мазина не оставляет свое увлечение сценой, и регулярно участвует в различных студенческих постановках пьес Плавта и Гольдони. Однажды на одном из спектаклей молодую актрису замечает театральный режиссер и приглашает ее работать в театр Квирино. Мазина не могла не воспользоваться этой возможностью, но девушку сильно смущал ее северный акцент и, чтобы улучшить свое произношение, Джульетта Мазина устроилась работать на радио, где играла в комедийных скетчах о жизни двух влюбленных «Приключения Чикко и Паллина».

Федерико Феллини и Джульетта Мазина на съемках фильма «Ночи Кабирии»

Феллини и Мазина познакомились в 1943 году. Феллини был старше на три года. Он работал карикатуристом в маленькой газете и пытался всеми способами избежать военной службы в армии Муссолини. Он писал сценарий «Моральдо в городе» для киностудии, которой руководил сын диктатора. Так и не снятый фильм должен был рассказать о любви. Чтобы познакомиться с будущей женой, главный герой просит у нее фотографию, потом приглашает на обед и через пару недель переезжает к ней на квартиру. Точно так же поступил и сам Федерико Феллини. Он попросил у популярной радиоведущей Джульетты Мазины фотографию — якобы для кинопроб. А уже на следующий день они отправились в ресторан. «Федерико не произвел на меня особого впечатления, — рассказывала Джульетта.- Дружелюбный молодой человек — и все». Пообедав дома, Джульетта бежит на свидание. Пока Феллини оформляет заказ, она разглядывает роскошный интерьер и думает, что ее спутник сошел с ума: ему не хватит денег оплатить даже чашку кофе. Когда молодой паре подали счет, Федерико вальяжно достал пачку банкнот. «Я никогда потом не видела Федерико с такой огромной суммой», — любила повторять Мазина, рассказывая об их первом свидании. О помолвке они объявили пару недель спустя. Феллини сразу же переехал в дом тети Джулии на виа Лютеция.

Федерико Феллини и Джульетта Мазина на съемках для журнала Life

Брачная церемония спустя несколько месяцев проходила на лестничном пролете — из соображений безопасности. В католическом соборе Федерико, которому грозила армия, не рискнул появиться. Все было так конспиративно, что Ava Maria пел один из друзей Феллини. После венчания Федерико и Джульетта отправились в кинотеатр «Галерея», где, к удивлению Джульетты, конферансье попросил публику поприветствовать молодоженов аплодисментами. Это был свадебный подарок Феллини. Через несколько недель после свадьбы Джульетта упала с лестницы. У нее случился выкидыш. Вторая беременность закончилась в марте 1945 года рождением сына, названного в честь отца — Федерико. Но через две недели ребенок умер, и больше детей у них не было.

Джульетта Мазина в фильме «Дорога», 1954 год

Из-за неприметной внешности роли в кино Мазине дали не сразу. Лишь в 1947 году режиссер Альберто Латтуад предложил ей роль в своей картине «Без жалости». Мазина воплотила трагикомический образ простодушной проститутки Марчеллы. В 1948 году фильм был представлен на Венецианском кинофестивале, где Джульетта Мазина получила премию «Серебряная лента» за роль второго плана. За свою следующую роль странствующей актрисы в режиссерском дебюте Феллини «Огни варьете» Мазина вновь удостаивается «Серебряной ленты». «Муза Феллини», «дитя-клоун» и «Чаплин в юбке» — так называла актрису пресса в разных уголках мира. Даже сам Чарли Чаплин написал: «Этой актрисой я восхищен больше, чем кем бы то ни было».

Федерико Феллини, Джульетта Мазина и Марчелло Мастроянни

Небольшая роль молодой жены художника в фильме Феллини «Мошенничество» стал предтечей следующего звездного образа Мазины. Вновь она перевоплотилась в проститутку в драме 1957 года «Ночи Кабирии». Но здесь ее героиня уже не была сломленной женщиной, напротив, несмотря на свою сложную судьбу, она не переставала верить в светлое будущее и в то, что однажды встретит свою настоящую любовь. Как сказал Феллини после выхода фильма: «В сущности, я обязан ей всем. И я никогда не устану повторять, какая она добрая, терпеливая и умная, что за прирожденная замечательная актриса эта маленькая женщина вот такого росточка».

Джульетта Мазина в фильме «Ночи Кабирии», 1957 год

Друзья вспоминают, что во время работы над фильмами выше всего для Феллини было мнение жены. Если Джульетты не было на съемочной площадке, Федерико постоянно звонил ей домой и советовался даже по самым обычным поводам. Во время съемок фильма «Сатирикон» они серьезно разругались. Мазина перестала приходить на съемки. Феллини бесился и отказывался снимать. Она появилась на площадке в день, когда снимался самый сложный эпизод — гибель города Инсулы Феличе. Атмосфера была накалена до предела. Джульетта поздоровалась, села в угол и достала из сумочки вязание. С третьей попытки Инсула наконец поддалась, и съемочная площадка превратилась в ураган из камней и пыли. Испуганные лошади едва не сломали камеры. После того как Феллини крикнул: «Стоп!», Джульетта спокойно опустила глаза и принялась за вязание.

Читать еще:  Первая жена пореченкова

Кадр из фильма «Сатирикон»

Феллини был поистине эксцентричным человеком: мог ворваться за кулисы и упасть на колени перед никому не известным Никитой Михалковым, поставившим в римском театре «Механическое пианино». Мог снять для пресс-конференции зал в самом роскошном отеле Hassler, ведь там останавливались Чаплин и Одри Хепберн. Он заказывал свои знаменитые красные шарфы в дорогих ателье. Его мало интересовало, что у Мазины, в отличие от прочих кинозвезд, нет ни меховых манто, ни россыпи бриллиантов. Феллини предпочитал жить в центре Рима, хотя итальянцы с достатком или, по крайней мере, с его популярностью жили в пригородах. Джульетта была вынуждена экономить, сопровождала Федерико на съемках, оплачивая билеты и гостиницы из своего кошелька, и проводила лето на родине мужа в Римини, а не в загородном доме, на который они так и не накопили.

Феллини и Мазина после вручения премии «Оскар»

Юбилейный «Оскар» за вклад в развитие кинематографа оказался последней наградой Федерико. После вручения он оглядел из-под очков зал и крикнул ей, сидевшей в партере: «Перестань плакать, Джульетта!» Все камеры, как по команде, нацелили свои объективы на залитое слезами лицо Мазины.

Меня всегда возбуждали женщины с аппетитом: Федерико Феллини исполнилось 100 лет

20 января 1920 года в Италии родился великий кинорежиссер и сценарист, обладатель пяти «Оскаров» и «Золотой пальмовой ветви» Федерико Феллини. Его земляками были не только жена Джульетта Мазина и друг Тонино Гуэрра, но и пармезан, мортаделла и пармская ветчина.

Родина Федерико Феллини — городок Римини — столица главного гастрономического региона Италии Эмилия-Романья, который является родиной пармезана, прошутто и бальзамического уксуса. Главная дорога региона — виа Эмилия, соединяющая Римини с Миланом, на которую, как на нитку, нанизаны полдюжины городов: Форли, Болонья, Модена, Реджо-Эмилия, Парма и др. Ее еще называют « главной продуктовой улицей » Италии. И именно тут « родились » тортеллини, созданные по образцу пупка Венеры, и рагу болоньезе, которое можно подавать исключительно с яичной тальятелле, а не со спагетти. Мог ли не быть гурманом, родившийся здесь Федерико Феллини? Мог! Как ни странно, он был довольно равнодушен к еде, предпочитал обычную домашнюю пищу без излишеств: ризотто, тортеллини в бульоне, пасту с томатами или рагу болоньезе, рыбный суп и котлеты по рецепту своей мамы — из говядины с изюмом, пармезаном и петрушкой. А вот от бокала хорошего красного вина он никогда не отказывался. Федерико Феллини шутил: « Кто пьет только воду, что-то скрывает » . В 1966 году в американском Vogue был опубликован его личный рецепт приготовления сангрии: к стандартным ингредиентам он добавлял персики, бренди, содовую воду и две столовые ложки Стреги – итальянского ликера из 70 трав и специй.

Федерико Феллини в детстве

В молодости Федерико был весьма худощав, друзья даже называли его в шутку «Ганди». А вот женщин он всегда предпочитал упитанных. Журналистка Шарлотта Чендлер в своей книге «Я вспоминаю…» делится рассуждениями Федерико на эту тему: «Меня всегда возбуждало великолепное зрелище: женщина, которая ест с аппетитом. Сексуально возбуждало. Я убежден в существовании четкой закономерности: женщина, которая любит поесть, не может не любить секс. А для мужчины женщина, любящая секс, — существо необычайно притягательное и волнующее. Женщина, постоянно сидящая на диете, рационально относящаяся к питанию, должна быть умеренна и не расточительна во всем. Женщина, которая на самом деле получает удовольствие от еды, не может притворяться».

Кадр из фильма «Сладкая жизнь »

Правда, единственной женщиной Феллини на протяжении 50 лет была его миниатюрная жена, актриса Джульетта Мазина. Они познакомились в 1943 году, когда Федерико успешно записывал на радио передачи о любви двух героев — Чико и Полины, и ему предложили сделать экранную версию. Он пригласил 22-летнюю актрису студенческого театра Джулию на пробы и влюбился. Джульетта была его неиссякаемым источником вдохновения и сыграла во многих его фильмах. Она-то, кстати, была настоящим гурманом и любила устраивать застолья для гостей. Говорят, что ей прекрасно удавалось « размножение » блюд после звонка мужа в девять часов вечера: « Джульеттина, нас сегодня будет не четверо, а пятнадцать. ». Тут же на столе появлялась лапша с мясным рагу и запеченная пикантная курица.

Кадр из фильма «Дорога »

Детей у Федерико с Джульеттой не было, и единственной наследницей стала дочь его старшей сестры Маддалены — племянница Франческа Фаббри-Феллини. Она написала книгу семейных рецептов «За столом с Феллини»: в нее вошли блюда, которые ее мама готовила для своего знаменитого брата — от рыбного супа « Бродетто » с помидорами и чесноком до ребрышек кастрированного барашка. Несмотря на умеренный интерес к еде, Феллини с возрастом набрал много лишних килограммов и мечтал похудеть. За полчаса до еды он съедал яблоко, потому что диетологи сказали ему, что эти богатые клетчаткой фрукты усиливают чувство сытости. « Одно яблоко в день удаляет килограммы жира с живота », — уверял он всех.

Кадр из фильма «Амаркорд »

Хорошим другом Феллини был писатель, поэт и сценарист Тонино Гуэрра — родились они в один год в нескольких километрах друг от друга, но встретились уже в зрелом возрасте. Вместе они работали над фильмами «Амаркорд», «И корабль плывёт…», «Репетиция оркестра» и др. Гуэрра вспоминал, что Феллини постоянно пачкался, когда ел. Например, однажды под утро они выходили из любимого Феллини бара «Канова» на Пьяцца дель Пополо, и случайно увидели корзинку с булочками с мортаделлой. Федерико никогда и ни при каких обстоятельствах не мог от нее отказаться, ведь это был вкус его детства. Они купили одну булочку на двоих, но когда Федерико попытался ее разделить пополам, кусок колбасы выскочил и. упал на его спину. На пороге дома их встретила Джульетта Мазина и, увидев пятна на спине мужа, закричала: «Ты первый человек в мире, который умудрился испачкать едой даже спину!». На что Федерико тихо заметил: «Быть первым это всегда очень приятно».

Действительно, ему ли было не знать от этом.

Мортаделла — любимый деликатес Феллини

ФЕДЕРИКО И ЕГО ЖЕНЩИНЫ

ФЕДЕРИКО И ЕГО ЖЕНЩИНЫ

Федерико Феллини, как и многие итальянцы, был фанатиком женщин. Как и его «маменькины сынки», он мог говорить о них беспрестанно. И как многие мужчины — разумеется, чтобы быть уверенным в своей способности соблазнять, — любил окружать себя красивыми женщинами, бывать с ними в обществе, заигрывать с ними, создавать впечатление, что их отношения необыкновенны и уникальны. Он позволял им — молодым или не очень — верить, что они являются важной частью его жизни. Но как только отношения рисковали приобрести более серьезный характер, он сбегал с проворством кота, недовольного, что ущемляют его привычки.

Читать еще:  Анастасия швецова жена натана

Можно было подумать, что он опасался оказаться «не на высоте», если бы отношения закончились любовной связью, что он убегал, пытаясь защитить себя от кошмара, какой-то тревоги, которая преследовала его. Если верить бестактным заявлениям его друга, журналиста Серджо Дзаволи, это могло быть вызвано травмой, пережитой Федерико в восемнадцатилетнем возрасте в одном из борделей Флоренции, когда его сексуальное «посвящение» прошло не очень удачно…

Ловеласом Федерико был больше на словах, чем на деле, скорее хвастая, чем изменяя; он никогда, ни на мгновение не помышлял оставить свою жену. Лучшим свидетельством этого являются пятьдесят лет их брака. Потому что помимо любви и преданности Джульетта была его убежищем, гаванью, куда он всегда мог вернуться и бросить якорь, а еще потому, что она представляла собой загадку. «Вот в чем сила Джульетты: в ее загадочности», — свидетельствовал Бернардино Дзаппони. А падре Арпа добавлял: «Джульетта была не просто его опорой, она была также его дыханием». Конечно, она должна была тысячу раз испытывать ревность из-за измен своего мужа, подлинных или мнимых, о чем не упускали случая сообщить добрые друзья и скандальная пресса, но не позволяла себе показать это. Впрочем, даже если Федерико не мог обуздать свой темперамент, он всегда оставался очень сдержанным даже с самыми близкими друзьями, и известны только две его довольно серьезные внебрачные связи.

Первая — с красавицей Леа Джакомини, которую он встретил в 1954 году, когда, снимая «Дорогу», впервые впал в депрессию. По его собственному признанию, он испытал по отношению к ней совершенно непреодолимое сексуальное влечение. Одним из свидетелей этой истории является давний друг Феллини Титта Бенци, сопровождавший его иногда в этих безрассудных проделках и обеспечивавший ему алиби. Однажды, когда он сопровождал Федерико в поездке к Леа в Сан-Марино, тот сказал:

— Подожди меня немного в этом баре, я ненадолго.

Титта ждал до закрытия бара, а затем, так и не дождавшись, вышел на улицу и продолжал ждать, маршируя под аркадами, чтобы согреться. Незадолго до рассвета наконец появился Федерико. Измученный, продрогший, возмущенный Титта закричал:

— Ты мог бы мне сказать, что задержишься, вместо того чтобы оставить здесь мерзнуть всю ночь!

— Ты мой друг или кто? — ответил Федерико.

Другой друг, иногда сопровождавший Федерико в его похождениях, — это Марчелло Мастроянни:

— Я ему рассказывал о всех своих передрягах, он взрывался гомерическим хохотом, но мало что рассказывал о своих. Теперь, когда я снова думаю об этом, я вспоминаю, что иногда он просил меня подвезти его к площади Унджериа. Он выходил из машины перед церковью, сообщал мне, что у него свидание, и ждал, когда я отъеду, прежде чем шел куда-то. Очевидно, он не хотел, чтобы я увидел, в какой подъезд он войдет.

А Федерико направлялся к Анне Джованни, красивой, довольно полной сорокалетней женщине. Она родилась в Чехословакии в 1915 году, приехала в Рим в 1952-м и стала работать кассиром в аптеке. Федерико встретил ее в мае 1957 года на набережной Тибра, когда она прогуливалась со своей пятилетней дочерью. Между ними возникла тайная любовная связь, сохранившаяся до конца дней Федерико. Анна была простой женщиной, жившей в тысячах миль от кафе, гостиничных номеров, кинокамер и света софитов. Она была для Федерико своего рода убежищем от фантасмагорического и неспокойного мира кино. Но хотя он проявлял заботу о ней, а иногда даже ревновал, она никогда не представляла реальной угрозы для его брака с Джульеттой.

Бульварные газеты приписывали Феллини множество историй, но его романы были скорее сюрреалистическими поэмами, неосуществленной мечтой, фарсом. Таковой была и легенда о романе Федерико с Анитой Экберг, по поводу которой его непрестанно спрашивали друзья. В ответ на все вопросы он блаженно улыбался, подмигивал и оставлял их в неведении, позволяя думать все, что им хотелось бы. Хотя эти сказки и забавляли Федерико, но он быстро уставал от них. Когда назойливые друзья вздумали прозвать его «Фефе», что не только уменьшительное имя от Федерико, но также синоним провинциального донжуана, Феллини вспылил и запретил им посещать съемки. Он позволял приходить только статистам-непрофессионалам. Оценивал их внешний вид, походку, физические данные, умение делать что-то особенное, и если выбирал кого-то, то приглашал прийти к нему в студию. И к нему приходили под предлогом узнать, не появилась ли роль, а если работы не было, то настойчиво предлагали ему всякую всячину: галстуки, шарфы, сигары, и обычно он что-нибудь покупал. Федерико был очень властным, но все те, кто его знал, единодушно утверждали, что он был также мягким, сердечным, добрым и щедрым.

— Но ты мне уже продал один на прошлой неделе!

— Я ведь должен на что-то жить! Разве нет?

— Хорошо, сколько? — спрашивал он, запуская руку в карман.

На самом деле ему нравились эти непрошеные визиты. Он всегда находил среди посетителей модель, чтобы сделать набросок в своей записной книжке, которая всегда была в кармане. Он рисовал карикатуры: лицо с огромным крючковатым носом, грузную женщину с толстыми пальцами, поглаживающими сумку, или ее же со скрещенными ногами, а вот и продавец сорочек и галстуков, только что вышедший из его кабинета… Кто знает, может, кто-нибудь подойдет для следующего фильма?

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Федерико Феллини: «Брак для мужчины — противоестественное состояние. Но жена не могла в этом со мной согласиться…»

Кинорежиссер Федерико Феллини. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

«Я МЫЛ ЗЕБРУ. МНОГИЕ ЛИ МОГУТ СКАЗАТЬ ТАКОЕ О СЕБЕ. »

Федерико Феллини родился в Римини, захолустном городке с богатой историей, в семье торговца вином и пармезаном. Отец хотел, чтобы и Федерико посвятил себя торговле продуктами. Но тот в конце жизни со смехом говорил, что, хоть к нему и перешли гены отца — «с легкостью определю, надкусив тончайший ломтик, возраст сыра пармезан», — его с детства его интересовало совсем другое.

Федерико совсем не увлекался футболом, как все прочие мальчишки в округе, зато обожал цирк. Одним из самых ярких детских воспоминаний стал момент, когда работники цирка разрешили ему обмыть зебру, заболевшую оттого, что кто-то угостил ее шоколадкой. «Я мыл зебру. Много ли людей могут сказать про себя то же самое?» — с гордостью вспоминал Феллини на склоне лет. Еще его завораживали клоуны: он много общался с ними, а дома часами мог сидеть перед зеркалом, покрывая лицо пудрой или рисуя себе усы и брови жженой пробкой. Он был без ума от дешевых комиксов — идолом его был мальчик по имени Маленький Немо, переживавший невероятные приключения в своих снах. И еще Федерико с девяти лет без конца мастерил марионеток из картона и глины. «Делая куклам костюмы, я понял, что у меня есть художественные способности. Делая куклам лица, я понял, как важно подобрать точное выражение, создать нужный типаж — что мне впоследствии пригодилось в кино». Потом он не раз говорил, что в детстве куклы были для него ближе и реальнее, чем все окружавшие его живые люди.

Читать еще:  Моя жена некрасивая

Ну и, конечно, он с детства любил кино. Четырем углам своей кровати он дал названия четырех риминских кинотеатров: «Фульгор», «Опера Национале Балилла», «Савойя» и «Султан». Каждый вечер он без уговоров родителей бегом бежал в кровать, поворачивался головой к одному из углов, закрывал глаза — и начиналось представление, взрыв видений: «фантасмагория, галактика светящихся точек, шаров, сверкающих колец, звезд, огней цветных стеклышек, ночной искрящийся космос, сначала вроде бы неподвижный, потом приходящий в движение, все более стремительное, захватывающее, как огромный водоворот, ослепительная спираль». Когда оно угасало, Феллини поворачивался к другому углу — и все повторялось. И только потом он засыпал.

Федерико Феллини в 1961 году. Фото: EAST NEWS

Вполне естественно, что юношей Феллини начал рисовать картинки для журналов. И, как только смог, вырвался из провинциального Римини в Рим. В столице он жил в большой бедности, то оформляя витрины, то рисуя за деньги посетителей разных кафе, то подрабатывая репортером, то сочиняя рассказики. Денег хватало только на завтрак и ужин, но не на обед — а Феллини страшно переживал из-за своей худобы, он очень стеснялся раздеваться на людях. («Когда дела пошли лучше, я стал питаться более регулярно — сомнительное преимущество, как оказалось позже» — говорил Феллини: дорвавшись до еды, он растолстел и потом всю жизнь комплексовал уже из-за этого).

В Риме начала 40-х Феллини приходилось прятался от призыва в фашистскую армию (он симулировал разные болезни, но однажды его все-таки чуть не замели — спасло буквально чудо). Как только в Рим вошли американцы, он начал рисовать на них за скромный гонорар шаржи в ателье «Забавные рожицы». Там однажды встретился с режиссером Роберто Росселлини, поучаствовал в создании сценария к фильму «Рим — открытый город» — и вошел в мир кино. Уже через несколько лет, после фильма «Дорога», стало ясно, что в европейском кино появился уникальный, ни на кого не похожий, невероятно одаренный режиссер.

«ДЖУЛЬЕТТА МНОГО РАЗ РАСКАИВАЛАСЬ, ЧТО ВЫШЛА ЗА МЕНЯ»

Феллини был женат один-единственный раз. В молодости встретил актрису Джульетту Мазину, выступавшую в воскресном радиосериале, сценарии для которого писал он. Пригласил ее в роскошный ресторан (предварительно изучив его меню, чтобы «быть уверенным в своих возможностях»). Джульетта, впрочем, догадывалась, что денег у ухажера совсем немного, и взяла с собой свои сбережения на случай, если у него не хватит оплатить счет. Всего через несколько месяцев они поженились.

Со стороны казалось, что это идеальный брак. Феллини снял Мазину в самых ее знаменитых фильмах («Дорога», «Ночи Кабирии», «Джульетта и духи», «Джинджер и Фред»); она на самом деле много снималась и у других режиссеров, но прочие ее работы ныне забыты, ушли в тень перед картинами мужа. Мазина и пережила Феллини всего на несколько месяцев, многие увидели в этом пример какой-то лебединой верности. На самом деле, конечно, все было не так уж безоблачно.

Джульетта Мазина в фильме «Дорога», 1954 год. Фото: EAST NEWS

Во-первых, они потеряли обоих детей. Джульетта страстно мечтала стать матерью, но, забеременев в первый раз, упала с лестницы, и случился выкидыш. Во второй раз родился мальчик, проживший на свете всего две недели — он умер от энцефалита. А Джульетте врачи сказали, что больше детей у нее не будет. («Будь в больнице лучше уход… Находись под рукой нужные лекарства… Если бы не война, малыша Федерико могли спасти. Возможно, могли помочь и Джульетте, и она смогла бы иметь еще детей» — с горечью размышлял Феллини несколько десятилетий спустя).

Во-вторых, Феллини, похоже, не отличался большой верностью. «За все эти годы мне никогда не хотелось не быть ее мужем, а вот она, думаю, много раз раскаивалась, что вышла за меня. (…) Было неприятно, когда Джульетта ревновала меня к женщинам, с которыми, по ее мнению, у меня случались романы, но, думаю, мне еще больше бы не понравилось, если б она вообще меня не ревновала. Как женщина она естественно тяготеет к одному мужчине, становящемуся ее вселенной. Для мужчины же, не являющегося моногамным существом по своей природе, брак — противоестественное состояние. Он терпит это насилие, потому что идея брака навязывается ему с рождения вместе с прочими ложными идеями, принимаемыми нами за естественные законы, хотя они всего лишь наказы людей, давно уже отошедших в мир иной. Много лет я пытаюсь объяснить это Джульетте, но у нее свой взгляд на эти вещи, прямо противоположный моему и столь же непримиримый».

Впрочем, если верить биографам Феллини, он вовсе не был таким ловеласом, каким почему-то хотел предстать. За полвека брака с Джульеттой Мазиной у него было всего две серьезные любовные связи на стороне, и в обоих случаях он даже не думал всерьез о том, чтобы уйти от жены к другой женщине.

«8 1/2 — ЭТО ФИЛЬМ ПЕДЕРАСТИЧЕСКИЙ. »

Феллини очень любили в СССР, хотя лишь немногие его фильмы попадали в советский прокат. В 1962-м он отдал в конкурс Московского кинофестиваля один из лучших своих фильмов — сюрреалистическую комедию о творческом кризисе «8 1/2». Сейчас его считают одним из величайших фильмов в истории кино, да и тогда члены жюри что-то такое почувствовали.

Но Никита Хрущев, посетивший конкурсный показ фильма, на нем уснул. Это было воспринято как отмашка: как вспоминал председатель жюри, автор «Баллады о солдате» Григорий Чухрай, на следующий день все газеты, которые курировал ЦК КПСС, вышли с разгромными рецензиями, а самого Чухрая вызвали на Старую площадь. И спросили, кому жюри собирается дать главный приз. Чухрай честно ответил, что лучше фильма, чем «8 1/2», в конкурсе не было. «Положишь партбилет на стол!» — воскликнул человек, отвечавший в ЦК за культуру. И потребовал «обратить внимание» на участвовавший в конкурсе советский фильм «Знакомьтесь, Балуев», который самому Чухраю казался «набором чиновничьих радостей, не имеющих отношения к искусству».

В жюри начался скандал: итальянский критик Серджио Амедеи понял, какую комбинацию готовит ЦК КПСС и пригрозил, что немедленно уедет, если советскому фильму дадут главный приз. Другие члены жюри, например, Жан Марэ, начали отдавать голоса за Феллини. Чухрай, не испугавшийся угроз, тоже был за него. Но против оказались члены жюри из социалистических стран. Партийное начальство, предвидя такой поворот, обзвонило министров культуры из этих стран, грозя им отставкой в случае победы «8 1/2». Министры в ужасе надавили на своих…

Джульетта Мазина и Федерико Феллини на III Московском международном кинофестивале, 1963 год. Фото Е. Кассина /Фотохроника ТАСС/.

Впрочем, в советский прокат «8 1/2» так и не выпустили вплоть до перестройки.

ЛУЧШИЕ ФИЛЬМЫ

«Ночи Кабирии» (1957)

«Сладкая жизнь» (1960)

«Сатирикон Феллини» (1969)

«Казанова Феллини» (1976)

«И корабль плывет» (1983)

«Джинджер и Фред» (1986)

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector